Полочка мастера Шу: март 2016

Книжные мини-впечатления, для удобства собранные все вместе.

Вероятно, я немного затягиваю, потому что уже и апрель кончается — а он, кажется, в смысле книг будет куда хуже марта, потому что времени катастрофически не хватало. Так что воздадим почести первому весеннему месяцу, хотя уже и второй на исходе. Итак, что я читал в марте?

Более ранние мини-обзоры:

Тот самый случай, когда название ни в коей мере не обманывает. Действительно, супер-наивно. Такой Мураками после полугода употребления винта и внезапной ремиссии.

Вероятно, мне периодически тоже нужны два предмета — 1) резиновый мячик и 2) детская игрушка по забиванию колышков молотком.

Заменителями этих предметов могут являться такие книги.

Внутри помимо титульной вещи, есть ещё две — «Белые флаги» и «Закон вечности». В принципе, вещи все эти довольно неплохие, но в конечном итоге вся книга читается, как большой советский грузинский стереотип.

В самих стереотипах ничего особенно плохого нет, если они не программируют действительность — но когда они идут сплошь, от них становится грустно и начинает подташнивать.

Я посмотрел, что ещё есть у Думбадзе — и, наверное, не буду больше его читать.

Следует помнить, что заесть на национальных фишках писателя может разным образом — может, как Думбадзе или там Абгарян, а может, как Памука.

Одно время мы собирали китайских сказочников и средневековых блоггеров — так дома где-то лежат «Простонародные истории, рассказанные в городе», «Записки о поисках духов» и тому подобные интересные вещи. В этой книге два сборника — «Монахи-волшебники» и «Рассказы о людях необычайных», и если первое — это как есть фантастические рассказы о даосах, то второе — о, там есть прекрасные образцы детектива, в котором дознаватель применяет похвальную дедукцию. Ну и, что отдельно весело — духи, бесы и лисы, конечно, это духи, бесы и лисы. А вот, скажем, описываемый чиновник, что берёт взятки со студентов — вот настоящий чёрт. Лисы по сравнению с ним в большинстве произведений — просто святые.

Очень мрачная в своих перспективах книга, без восторженных тенденций к «вкалывают роботы, счастлив человек». В принципе, и так было понятно, что мощный ИИ в лучшем случае обойдётся с людьми так, как люди обошлись с лошадями, когда те проиграли конкуренцию с машинами (если кто не понимает, о чём я — 9/10 поголовья были переработаны на мясо, клей и прочее — просто исходя из того, что больше деть их было некуда, оставшиеся заняли минорные роли в отрасли рекреации, ну, скачки, катание детей в парках вот это всё).

Быстром достаточно скрупулёзно, с привлечением математического аппарата показывает основные риски создания ИИ-полных программных средств, указывает на критические ошибки, которые потенциально могут допустить эти системы, и отлично иллюстрирует мысль о том, что опасным будет не тот ИИ, который (образно говоря) первым пройдёт тест Тьюринга, а тот, который завалит его НАМЕРЕННО.

Далеко не развлекательное чтение, кстати, сложность текста достаточно высокая, в каждой главе выдерживается уровень хорошей научной статьи. К сожалению, я для себя практически ничего не извлёк — мне нужен был экономический импакт, а там об этом вскользь, зато об этике много, а это тоже интересно.

Как это пишут книжные блоггеры — 2/20, 11-я по счёту, читаю, правда, вразнобой, но в голове временную линию держу.

И решил я однажды периодически перекладывать лютые штудии романом-другим, и потом решил — а почему бы не перекладывать классическим романом? И совершил набег на библиотеку. Там здорово удивились, даже ключ от книгохранилища выдали — в базовом фонде это собрание уже не стояло. Судьба у этих книг тоже интересная — был завод полиметаллов, была там библиотека, потом завод расформировался, книги передали в дом культуры, там тоже библиотеку уменьшали (помещений было мало) и книги отдали абонентам просто так. Потом помещения появились и абонентов призвали по желанию книги вернуть — многие вернули. Отсюда у книг много маркеров, как минимум, два штампа разных библиотек, штамп «Проверено», который ставили на возврате — а ещё многие абоненты на радостях нанесли свои экслибрисы. История!

А о самой книге ничего не сказал. Очень хорошая! Особо советую обратить внимание на продуктовые метафоры, сопутствующие персонажам и сюжетным поворотам.

Попробовал свести чтение Золя к относительному порядку — прочитал первую книгу серии. Первые книги вообще очень хороши, на два дня каждая — при желании можно было бы и за день осилить, но день, в который можно ничего не делать, кроме чтения — непозволительная роскошь.

Есть ли в этой двадцатке слабые, неинтересные романы?

Как мы знаем, экономика современности во многом основана на продаже товаров новых видов, ряд из которых даже нельзя потрогать. Продажа человеческого опыта — это один из таких товаров. А определённая разновидность этой торговли, в которой правда и ложь продаются в разных пропорциях (вблизи Пафоса Афродита вышла из моря буквально на каждом квадратном метре, а у каждого святого на планете столько мощей, что каждый, должно быть, весил килограммов под триста — ложь очевидная, а вот «здесь спал Томас Джефферсон» — более тонкая), конечно, туризм.

Разумеется, где отрасль, там эксплуатация, так что приветствуйте эксплуатацию досуга. Отсюда вот эти все искусственно навязанные «увидеть Париж, пока не умер», «поехали есть сыр в Финляндию» и прочие разновидности консумеристского поведения, включая «надо как минимум два раза в год отдыхать в другой стране» (от чего устаёт страдалец — это отдельный дискуссионный вопрос). В итоге (я давно это знал) люди консумируют уже даже не зыбкие образы достопримечательностей, а паттерн себя, консумирующего достопримечательности. Отсюда сотни тошнотворных фотографий «я и сфинкс, сфинкс справа» и тому подобное виртуальное толкание Пизанской башни.

Автор, правда, говорит, что это плюс современной культуры. Мол, «индивидуально или коллективно мы сумеем составить „правильную комбинацию“ элементов, которая приведет нас к лучшему миру или более высокому уровню цивилизации».

Не знаю, старина. В прошлом веке, вероятно, именно так и казалось.

Вздумалось перечитать главный роман Фёдора Михайловича. Мне не очень хочется пояснять, почему именно сейчас, почему именно этот роман — это немного нецелесообразно. Единственное, что я хочу заметить, что, впрочем, скорее всего все знают и без меня: в школе — рано. «Идиота», впрочем, в школе, кажется и не дают, а всё равно рано.

Для душевного равновесия прям хоть «Даун Хаус» пересматривай.

Так загружена голова по основному профилю и столько приходится читать и переводить про взрывы пылей, что в свободное время стал читать исключительно старые французские романы. Вот в этом, например («Ругон-Маккары», конечно) мы вновь встречаемся с главным героем «Накипи» и можем удивиться тому, как далеко может пойти простой приказчик из галантерейной лавочки, имеющий (вначале) небольшой капиталец и хорошую коммерческую хватку. По сути, на страницах этой книги мы видим зарождение торговых центров — таких, какими мы их знаем и сегодня. Ну, а поскольку роман обязан иметь любовную линию — то как же без неё?

А какие словесные натюрморты!

Вообще критики Аристотеля критикуют его, в основном, по двум большим направлениям — относительно Платона почти ничего нового не сказал и был первым этатистом, ещё до того, как этатизм изобрели. А, ну ещё феминистки считают его прародителем всех мужских шовинистических свиней. Но мы-то его не за это любим, правда?

Я, собственно, хотел перечитать «полезные советы тирану», а потом внезапно стал читать всё подряд, в особенности фрагменты о духе и букве закона, о странах с большой территорией и сравнительно небольшим населением, где земледельцы, в принципе, довольны, а всякая чернь в городах бунтует, ну и далее всё, от корки до корки.

Душеспасительное чтение.

 

 

Гребера, похоже, стоит прочитать всего, вне зависимости, успевают его переводить на русский, или нет. Отличный набор эссе о производстве (в марксистском смысле этого слова) бюрократии, в конечном итоге — о критике бюрократии. Слова «утопия» и «обаяние» несут, разумеется, иронический подтекст.

Забавно было встретить в тексте имена Бакунина и Кропоткина. Не менее забавно было найти для себя внезапный эпиграф из Милля и отличный щелчок по носу рэндистам (не знаете, кстати, чего её сейчас так люто переиздают?). Очень хорошее рассуждение о природе и задачах государства и монополизации им права на насилие.

До кучи нашёл внутри несколько фрагментов об Occupy Wall-Street — довольно душеспасительно будет показать их паре моих извечных оппонентов, которые предпочитают верить в утопии вместо сбора и анализа информации.

До встречи в мае — поговорим, соответственно, про апрель. Ох, было бы про что разговаривать…

Оставьте комментарий