О неверном именовании задачи образования

Однажды я дал волю мысли и прошёлся по области маркеров, даваемых нужными людьми нужным событиям, вещам, местам — и даже самим себе. Результатом стала небольшая заметка о том, что правильное поименование меняет мир. Китайцы, например, всё время говорят о возвращении и изъятии имён, в средние века у них даже человеческие имена менялись в зависимости от получения учёной степени и занятия соответствующей должности, например. Да, я говорил о вооружённой банде в Армении, прокатившейся на волне ажиотажа дестабилизации. Банда стреляла, захватывала полицейский участок, брала заложников — а вот поименовали они себя названием из старого армянского эпоса, что сразу изменило к ним отношение. Ну, представьте себе Илью Муромца в качестве рэкетира, Садко — эксплуататором, Василия Тёркина — солдатом удачи? Назвался правильно — примерил и понёс всю семантику имени.

К чему я это вспомнил? А вот, к чему. Преподаватели и руководители структурных подразделений учебных заведений в последнее время всё чаще говорят о беспримерной наглости обучающихся и их родителей — начиная с того, что со студентом-должником в худшем его проявлении: прогульщик, лжец, саботажник — ничего нельзя сделать. Деканат на его стороне, а родители ничего не хотят слышать о неуспеваемости, мол, вам деньги были выплачены, контракт на обучение заключен, ну так и извольте предоставить оболтуса с полным комплектом документов magna cum laude.

Боюсь, что сложившв…

Боюсь, что здесь во многом замешана та самая магия именования (я говорю о магии исключительно иронически, а вот о поименовании абсолютно серьёзно). Мы же в один прекрасный день с чьей-то лёгкой руки начали говорить об «образовательных услугах»? Вот так, волевым усилием какого-то не очень умного человека (или, что хуже, умного, понимавшего, что он делает ergo мерзавца) мы снесли флёр «правильного» элитаризма с образования — со всех профессоров как будто ветром сдуло их академические шапочки (образно, настоящих-то они годов с шестидесятых не носили), потоком бюрократии, производящей исключительно дополнительную бюрократию унесло мантии, и даже некая академическая «цеховщина», которой я не любил и не люблю — и та скукожилась. Образованный народ теперь как бы те же торгаши, но так как они прекрасно понимают, что знания, умения и навыки не тот товар, который можно взять на безмен и пересыпать в голову заказчика, произошло то, что произошло.

По большому счёту в большинстве мест происходят некие карго-действия в течение строго отмеренного времени, по истечении которого на свет являются требуемые корочки. Прилагаемый к корочкам оболтус особенно качественно не меняется, разве что теряет в процессе последний стыд, девственность (if any) и зачастую приобретает ряд вредных привычек, самой вредной из которых является мировоззрение «мне все должны». К сожалению, в конечном итоге последнюю не искореняет даже последующее прозябание на отвратительной работе якобы «в поисках заслуженного отношения». Этот поиск становится самоцелью, но это совсем другая история.

Словом, цепь событий нанизывается и дальше, история воспроизводится в будущее, а всё потому, что в кузнице не было серпа. Я извиняюсь, конечно. Всего лишь выбрали не то название.

Вот пища для размышлений и некоего мысленного эксперимента — пусть не в области семантики, конечно, скорее в области qualia, если хотите, морально-этических критериев.

А если совсем начистоту — в области предиктивной аксиологии.

Оставьте комментарий